PIROSMANI: бренд, покоривший столицы

Создательница одного из известных концептуальных брендов России Женя Малыгина, несмотря на то, что делает вещи темных тонов, на самом деле светлый и открытый человек, который разукрашивает своей энергией даже монохромные показы.  С дизайнером «Pirosmani» Falovers поговорили об идеальных показах, обратной «стороне» медали российских Недель мод, об отличиях Петербурга и Москвы, буйстве цвета на подиуме и узнали, кто же вдохновляет и заражает Женю…

Женя, в 2010 году в интервью Вы говорили, что не будете принимать участие в Модных Неделях, так как это коммерция, но сейчас Вы участвуете в Aurora Fashion Week, с чем это связано?

Отношение Недель Моды изменилось к дизайнеру. Раньше дизайнеру, чтобы попасть на Неделю моды, надо было заплатить огромные деньги. Какой бы ты ни был прекрасный и талантливый, ты не попадешь так просто на Неделю. Так как индустрии как таковой в России нет, и дизайнеры предоставлены сами себе, зарабатывают и живут на окупаемость. Много интересных дизайнеров, которые пытаются заняться самоокупаемостью, для них поучаствовать в Неделе – заоблачное счастье, так как это очень дорого.

У меня был такой момент, когда я могла заработать на участие, но потом понимаешь, что работаешь и зарабатываешь деньги невероятным трудом, чтобы потом их отдать – оплатить участие в Неделе Моды. А мы для них – материал, который они показывают, собирают публику, рекламные бюджеты и т.д. И тогда я осознала, что это все равно, если бы актер платил за то, чтобы сниматься в кино или играть в театре. Есть зритель, который хочет увидеть, есть дизайнер, который хочет показать, и должна существовать Неделя Моды – связующее звено, и, естественно, рекламодатели, которые хотят прорекламироваться на определенном мероприятии. Вот тогда эта схема работает, и это классно.

Но Вы же сейчас участвуете в Неделе Моды на коммерческой основе?

Да, но в данный момент ситуация изменилась, и уже нет такого «материального прессинга». Представляют не только тех дизайнеров, которые могут заплатить, а интересных. В этих изменившихся условиях я могу «показываться». Мой принцип – между художником и зрителем должен быть короткий путь. Я хотела дойти вплоть до того, что можно показываться так — объявить всем в социальных сетях, что я устраиваю показ такого-то числа, в таком-то парке, сквере, на набережной…  И люди придут, потому что им это интересно.

И на самом деле у меня был такой эксперимент. Очередной раз Неделя Моды выставила какой-то счет, и я поняла, что мне его не осилить. Но мне периодически звонили люди и спрашивали, когда показ. А я хочу показаться, зрители хотят прийти, но проблема – это место, куда я просто принесу свои модели. И тогда я впервые сделала показ «Антиподиум» как раз в такой концепции, которую я тогда продвигала. Это потому, что не я не хочу платить за то, что на меня хотят смотреть!

Получается,  Вы решили убрать третье «звено» в этой цепочке?

Да, оно или помогает, или мешает. В 2010 году мы сняли помещение на заводе «Красное знамя» в Петербурге, договорились, что мы в неком бывшем зале-цеху, таком запыленном и прекрасном соберем народ. Пришло около полутора тысяч человек. Мы объявили встречу в группе в социальной сети, сначала было 200 человек, а в последние два дня участников стало больше тысячи, и я подумала: «О Боже, что с ними делать?!». И тогда понимаешь силу человеческого интереса. Есть искусство и человеческий интерес, между ними происходит невероятная искра и этим можно пользоваться. Искусство страшная сила.

Почему Вы не делаете сейчас такие же показы, а пользуетесь, если так можно выразиться, услугами Недели Моды?

Мы и этой осенью будем участвовать в Aurora Fashion Week, но на отдельной площадке – в полуразрушенном особняке на Васильевском острове. Будет ограниченное количество зрителей, так как это разрушающееся здание, старина. Что хорошо в «Авроре» – они действительно молодцы и классно делают пиар, собирают людей, кого-то привозят. Я удивилась, так как до этого, когда я участвовала, такого не было.

А в Московских Неделях Моды – больше коммерческая история?

Сейчас в Москве тоже выгодные для нас условия, от которых мы не можем отказаться. Этой осенью мы будем участвовать и в Mercedes-Benz Fashion Week 30 октября. Но в «Авроре» у нас будет одна история – это перформанс, больше женская коллекция и кутюр, а в «Мерседес» — уже другая история – прет-а-порте, и женская и мужская коллекции. С одной стороны — это будут разные коллекции, но с другой – это развитие одного и того же сюжета.

Опять же о различиях Москвы и Петербурга. Отличаются ли друг от друга вещи, которые Вы продаете в этих городах?  

Пока что не отличаются, бывает даже, что возим туда и сюда одни и те же вещи, так что пока различий в коллекциях нет.

Отличаются ли клиенты в этих двух городах, к чему они тяготеют?

Так сложилось, что нас покупают уже развитые люди, которые ездят по миру – не локальные люди, поэтому это одинаковый контингент с развитым мировым мышлением.

И поэтому у Ваших клиентов нет определенной привязки к стилю города?

В Москве больше тяготеют к концептуальному спорту, а в Петербурге — к концептуальной элегантности. Если в столице покупают «спорт», чтобы им было комфортно в выходной, то петербуржцы покупают нас чаще для того, чтобы выйти в свет.

Вам никогда не хотелось устроить буйство цвета в своих коллекциях?

Я на самом деле прошла уже через это. Это был студенческий период, я считала, что мода – нечто факультативное и для заработка, а остальное мое счастье и смысл моей жизни — это живопись. Поэтому мое мнение было такого, что цвет — это основа всего. И то, что было у меня в живописи, — сложный, грязный и глубокий цвет, т.е. неоткрытые цвета, например, как у Остроумовой-Лебедевой или у Врубеля. То, что было у меня в живописи, я переносила в моду. Я подкрашивала, «вытравливала» бархатные вещи, которые покупали в основном иностранцы. А потом из этого буйства я стала вырастать, и появлялось больше лаконичности в цвете. Еще я увлекалась скульптурой в определенный момент. Когда мы пришли на третьем курсе в мастерскую, я подумала, зачем это надо? Грязная глина, тьфу-тьфу… А потом я поняла, какая это классная вещь. И тогда у меня изменилось виденье – оно выросло в объемное. Даже то, что я начинала делать в лекалах как плоскостные конструкции, на манекене обретали объемную форму, скульптурный вид, который удобно воплощать в монохроме.

И в перспективе у Вас не появятся цветные вещи?

Конечно, я понимаю, что люди увлекаются цветом и принтами. Если даже вещь неудачная, но на нее «шлепнешь» принт, она сразу же продается. Бывает, что выпускаешь партию неудачных кофточек, и думаешь, что же с ними сделать, не напечатать ли на них принты? И они просто улетают.

Так как наше интервью приурочено к съемке фотографа Анны Гофман одежды Pirosmani, то хотелось бы узнать, какие именно фотосъемки Ваших коллекций наиболее запомнились?

Это фотосъемка коллекции «Magus». Мистифицированная коллекция и съемка получилась в таком же духе — запыленные вещи, все неслось, старело на глазах… Интересны те фотосъемки, в которых сам принимаешь участие.

Каким Вы видите идеальный показ Pirosmani?

Я думаю это зависит от моей психологической раскрепощенности. Конечно, Недели Моды с одной стороны облегчают какие-то моменты, а с другой стороны закрепощают в определенные рамки. На Неделе Моды мы делаем достаточно четкий европейский показ. А мой идеальный показ – это раскрепощенный показ, где я не буду волноваться, переживать, а буду находиться в творческом состоянии,  в совершенно творческой атмосфере.

Кто же Ваша муза?

Это Даша (дочка дизайнера.- Примечание редактора), она просто нереальный фонтан энергии. Она сейчас в таком внутреннем творческом состоянии, просто проводник невероятной космической энергии. Места, где она появляется, начинают фонтанировать какими-то идеями, вдохновляются… Все коллекции я примеряю сначала на ней и смотрю, как она выглядит во всем этом. Буквально, я иногда не могу собрать долго коллекцию – куча вещей в каком-то хаусе, но приезжает Даша, и за вечер сразу же все собирается и получается уже определенное виденье. Она такой вот «лучик» на сегодняшний день и трендсетер, который носит идеи, то, что она наденет, кто-то увидит и загорается ее образами. 

Photo: Анна Гофман
Model: Филип |LMA
Muah: Ксения Калюжная
Style: Юна Зелицкая 
Clothes: PIROSMANI BY JENYA MALYGINA

PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 1)
0 of 0
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 1)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 2)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 3)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 4)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 5)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 6)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 7)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 8)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (превью)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 10)
PIROSMANI: бренд, покоривший столицы (фото 11)
Показать комментарии